Хорошо забытое старое

04.05.2022

В будущее легче идти, если не забывать свое прошлое, – эта истина хороша как для отдельного человека, так и для целого государства. Многое из того, что мы с вами пытаемся делать сейчас, уже пробовали делать наши отцы и деды. К примеру, тот самый технологический рывок, который запланирован Правительством РФ на период до 2030 года, – нечто подобное было реализовано в СССР, в том числе – в лесопромышленном комплексе.

Как это проходило тогда, в последнее десятилетие существования СССР, рассказал непосредственный участник тех событий Александр Михайлович Сумароков, легенда отечественного и мирового ЛПК, настоящий «двигатель» технического прогресса в российской деревообработке, уже много лет являющийся консультантом австрийской фирмы Springer.

КОГО СКОПИРОВАЛ КИТАЙ?
– Всем известен китайский феномен, когда за считаные годы инженеры и конструкторы этой страны перешли от примитивного копирования к самостоятельной разработке и производству передового оборудования и таких сложных технических изделий, как автомобили и прочее,  – говорит Александр Михайлович. – По моему глубокому убеждению, этот технологический прорыв КНР смогла совершить, ориентируясь на пример Советского Союза. И  если бы не катастрофический эксперимент с перестройкой, который закончился развалом СССР, то вполне возможно, что не Китай, а именно СССР удивлял бы сейчас весь мир темпами своего развития, в том числе – в сфере ЛПК.

К примеру, во второй половине прошлого века советское правительство, оценив отставание от мирового автопрома, закупило на Западе два автозавода  – для производства легковых автомобилей, получивших название «Жигули», и грузовых – легендарных «КамАЗов». Появление этих заводов здорово двинуло вперед не только автопром, но и смежные с ним отрасли промышленности. А главное – позволило обеспечить население и народное хозяйство самыми лучшими на тот момент автомобилями отечественного производства. Кстати говоря, как бы сейчас ни критиковали те же «Жигули», их тогда с удовольствием покупали не только жители СССР, но и автолюбители многих стран мира.

В СССР не практиковали «отверточные» производства, а закупали заводы полного цикла

Нечто подобное было решено сделать и в советском ЛПК. Оценив состояние отечественного станкостроения и производства лесопильного оборудования, советское правительство по инициативе нового отраслевого министра Михаила Ивановича Бусыгина приняло решение о создании совместного советско-японского предприятия. Японская фирма предоставляла нам оборудование и технологии, а  в качестве оплаты получала высококачественные пиломатериалы. И  весной 1988 года в Нижнеилимском районе Иркутской области, в поселке Новая Игирма, открылось новое предприятие  – советско- японский лесопильный завод «Игирма-Тайрику». Он отличался не только высокой рентабельностью, но и эстетикой производства и высоким уровнем обеспечения техники безопасности. Появление этого предприятия стало настоящим прорывом в отечественном ЛПК, его опыт изучался и внедрялся по всей стране. Но самое главное оставалось за кадром официальной кинохроники. Параллельно с группой специалистов, руководивших монтажом и пусконаладкой оборудования, там работала объединенная группа ученых и конструкторов, собранных со всех ведущих научно-исследовательских институтов СССР. Целью их работы было доскональное, вплоть до винтика, изучение японского оборудования и создание на его базе собственных разработок, которые могли бы производиться на советских заводах. И  я имел честь возглавить эту полусекретную группу по личной просьбе Бусыгина.

– А почему полусекретная? Японцы знали о вашей тайной миссии?

– Да мы особо и не скрывали. Тем не менее мы же не могли действовать так прямолинейно, как потом поступали китайские конструкторы, открыто и бесцеремонно измерявшие интересующее их оборудование и технику буквально на выставочных стендах. Но и купить лицензии на это оборудование тоже было невозможно  – это стоило край-не дорого, а с валютой в СССР всегда было туго. Поэтому и было принято решение – с молчаливого согласия японцев скопировать то, что мы можем изготовить сами, а самые сложные компоненты (гидравлика, электроника), которые произвести в Советском Союзе технически невозможно, закупать у японцев. Такой вариант вполне устраивал как руководство страны, так и наших японских партнеров. И если бы не перестройка и последовавший развал СССР, мы смогли бы в достаточно короткий срок обеспечить все лесные регионы страны необходимым количеством суперсовременных лесопильных заводов, не уступающих тому, что был куплен у Японии. Кстати, японцам так понравилось работать в России, что в 2003 году там же, в Иркутской области, ими был создан еще один лесопильный завод.

НАСТУПЛЕНИЕ ПО ВСЕМ НАПРАВЛЕНИЯМ
– Александр Михайлович, а  что, Советский Союз ориентировался только на японский ЛПК?

– Нет, чуть раньше, в 1985  году Михаил Иванович Бусыгин уже реализовал идею о создании совместного советско-австрийского предприятия «Технодрев», президентом которого стал доктор Шпрингер, а генеральным директором  – Сумароков, заместитель директора Центрального научно-исследовательского института механической обработки древесины (ЦНИИМОД) Министерства лесной и деревообрабатывающей промышленности СССР. Кроме ЦНИИМОД и фирмы Springer, в состав СП входил крупнейший в СССР проектно-технологический институт из Ленинграда «ГИПРОДРЕВ» под руководством Владимира Михайловича Гончарова. И,  я вас уверяю, научный потенциал у нас был тогда такой, что совместно с ведущими европейскими и японскими фирмами мы могли бы обеспечить ЛПК страны отличным оборудованием.

Начинать развитие отечественного станкостроения надо с возрождения научной базы
– Тот прерванный научно-технологический взлет можно было бы повторить сейчас?

– Да, но только при государственной поддержке. Ка это происходило в свое время в Японии, в Китае. Иначе Запад нам не догнать. Понимаете, за плечами каждой ведущей фирмы мира, производящей оборудование для ЛПК – огромная история развития, целые горы открытий и патентов, которые стали фундаментом их сегодняшнего успеха. Никакая частная компания России не сможет с ними конкурировать на равных  – просто потому, что мы отстали на десятилетия и преодолеть это отставание в деревообработке можно только при совместных действиях бизнеса и государства. Тот советский опыт можно было бы повторить, договорившись с ведущими производителями лесопильного оборудования об интеграции, о совместном производстве здесь, в нашей стране. Лесопильное оборудование очень металлоемко, а наш металл мало чем уступает импортному. Почему бы не загрузить российские металлообрабатывающие производства заказа-ми, получая от западных партнеров только «умную» часть оборудования  – электронику? Мы же сейчас даже гидравлику можем делать сами, в отличие от времен СССР. Такая совместная деятельность позволила бы быстрее и дешевле нарастить мощности деревообработки в нашей стране и тем самым выполнить задачу, поставленную перед ЛПК России, – отказаться от экспорта «кругляка» и полностью перерабатывать всю древесину внутри страны.


КТО НАМ ПОМЕШАЛ?

История не знает сослагательного наклонения, так что вряд ли продуктивно размышлять о том, что было бы, если бы на нашу многострадальную страну в XX веке не обрушилось сразу столько бед и катастроф – от войн и революций до техногенных катастроф...

Фредерик Пуль, британский военачальник в Архангельске. Он являлся одним из командующих войсками интервентов и строил планы получения постоянной прибыли за счет вывоза архангельского леса.jpg

На фото Фредерик Пуль, британский военачальник в Архангельске.
Он являлся одним из командующих войсками интервентов и строил планы получения постоянной прибыли за счет вывоза архангельского леса.

Подготовил Евгений Карпов
Фото с сайта https://ru.wikipedia.org/




Оцените материал:
Читайте также в рубрике
27.04.2022
Сто лет назад
21.12.2021
Сто лет назад
24.09.2021
Сто лет назад
29.06.2021
Сто лет назад
17.06.2021
Сто лет назад
31.03.2021
Сто лет назад
25.01.2021
Сто лет назад
11.09.2020
Сто лет назад
03.09.2020
Сто лет назад
29.04.2020
Сто лет назад